Обмен учебными материалами


Безумие: Боль (СЛР 18+)://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=18248 10 страница



***

Я была в каком – то затуманенном состояние. Мне не верилось, что я действительно спросила об этом Лукаса. Оказывается, я уже была готова к тому, чтобы продолжить и боялась лишь того, что разочарую его. Если уж я мало интересовала Майкла, то такого мужчину… Я не обманывалась, сейчас уже нет. Если сравнить моего жениха (смешно, но все еще просто жениха, а не бывшего) и Лукаса Ди Минола, то первый проигрывал по всем статьям. Так что же он смог разглядеть во мне такого привлекательного? Дочь соперничающей семьи? Но у меня было осознание, что это слишком мелкая месть для его натуры. Кажется, за то время, что я спала в поездки, для меня открылись истины, скрытые до этого непроницаемой пеленой. С трудом, но я верила, что он действительно хочет именно МЕНЯ. И не важен мой статус, которого по сути и нет или моя фамилия и семья. Только я сама. Сейчас, неспешно разбирая вещи, я была на удивление спокойна. Его слова, о том, что он скажет мне свое мнение в конце недели, обозначили для меня четкие сроки, за которые я смогу понять что-то очень важное. То, что не давало мне покоя все это время. Только зыбкое предчувствие чего – то значимого, что ожидает меня впереди. Того, что навсегда изменит меня и мою жизнь.

Как это ни странно, но я уложилась ровно в полчаса. Спускаясь вниз, я увидела, как он выходит по всей видимости из кухни. Мужчина, который сводит с ума многих женщин одним своим видом, сейчас стоял и смотрел как я спускаюсь ни говоря ни одного слова. Не давая себя погрузиться вновь в состояние паники, я как можно более твердой походкой направилась прямо к нему. Еще немного, и я бы высекла, наверное, искры из пола будь это в принципе возможно.

Я успела.

Господи! «Я успела». Ну что может быть глупее этого? Откуда только вылезло. Отчиталась о выполнении поставленной задачи командиру. Не удивлюсь, если он сейчас рассмеётся мне в лицо. Я этого заслуживаю. Может отучусь говорить подобные глупости.

Жаль, что успела. Но это не помешает сделать мне вот так.

Обхватив мое лицо ладонями, он с какой – то невероятной нежностью и осторожностью коснулся моих губ. Легкие касания, пронизанные тем не менее какой- то невероятный чувственностью. Только наши губы, а не тела. Но именно в этом была вся ирония. Во мне не вспыхнуло дикого возбуждения, как раньше, но проснулось желание узнать его. Какой он, когда не дразнит или не разоблачает кого –то? Всегда ли так насмешлив и циничен? И обязательные ли это спутники большего бизнеса? А может только его? Не углубляя поцелуя, он дарил мне ласки, за которыми я чувствовала, будет большее. Прекращая поцелуй, он на последок внимательно посмотрел в мое лицо, как будто ища там какие – то ответы. После чего – улыбнулся. Но как? Так может улыбаться мальчишка, который получил долгожданный подарок, а не мужчина, который создает впечатление, что и незнаком с понятием искренней улыбке.

Это только начало, воробей. Дальше будет лучше. А пока, можешь осматриваться. Через минут пятнадцать будем есть.

Глава 19

Девули, в итоге я выкладываю здесь 19-ю главу целиком.

Наверное, самым трудным было ожидание. Даже не так...я знала, чем должен закончится этот вечер и хотела этого, изнутри во мне все больше и больше росло нетерпение. Я боялась первых прикосновений. Боялась своей неопытности, реакций. Не могла отвязаться от мысли, что ему не понравится, что – то. Может он разочаруется. Да, Лукас обещал, что скажет мне в конце недели, но это значило, что семь дней я буду прибывать в неуверенности. Семь дней сомнений.

Загрузка...

И все же, ему удавалось мифическим образом развеять мое напряжение. Садясь за стол, я раз за разом прокручивала в голове его слова, о том, что дальше будет лучше. Что он имел ввиду? Что будет лучше? Поцелуи... или же мне будет проще и легче с ним? А может что-то совсем иное? Дурацкие мысли, но я не могла от них избавится... сама. Стоило же ему задать какой – то вопрос, и вот я уже смеюсь. Ужин, которого я так боялась, ожидая, что мы не найдем тем для разговоров, превратился в один из лучших вечеров. Оказалось, что с Лукасом действительно легко и интересно разговаривать. Он много где бывал, и обладал весьма своеобразным опытом. Например: он оказывается неоднократно прыгал с парашютом, о чем и сообщил мне, предупредив, что если раскрою эту тайну его матери, то кара будет страшной. Обожал лошадей и все что с ними связано. Неважно, верховая езда, чистка конюшен или подбор снаряжения. И если представить верхом на лошади мне на составила труда, то картинка в которой он выгребает сено – никоим образом не желала складываться. Но больше всего меня поразило, что он любил читать Байрона и Шекспира. Да и просто читать. Понятное дело, что его образование было превосходным, но оказалось, что и сейчас, когда хотел отдохнуть, то погружался в книги. Любые. Я сначала даже не поверила... это было еще более удивительно, чем то, что не гнушается физического труда. И все же...именно в этот момент, я осознала, что образ который сложился у меня – совершенно неверный. Поспешные выводы – это ошибка, которую я совершила не только в отношение Майкла и Каролины, но и в отношение Лукаса. Правда почему – то только сейчас осознала это. Все его прошлые действия, когда он по сути помогал мне, я расценивала как некую изощренную месть моей семье. Видела лишь какую – то часть его характера и не допускала в нем таких в общем-то обыденных привычек и любимых занятий, как чтение книг, или испорченное утро, если не выпьет кофе.

Ну раз уж у нас такой вечер откровений, то скажи мне, почему архитектура? Что тебя в ней так манит? - к моменту, когда был задан этот вопрос, мы уже перебрались в гостинную. Все как в романе. Бутылка вина и пылающий камин. Иным было другое. Никаких посиделок на шкурах. Нет, два кресла и столик между ними. Все такая же увлекательная беседа и ... и какое - то душевное тепло. Мне было легко. Впервые за все это время. Даже больше. Мне было легко, впервые с того момента как я встретила Каролину. Даже не думала, что общение с ней забирает так много сил. А уж Майкла... Оказывается я долгие месяцы жила в постоянном напряжение, даже не осозновая этого. И только сейчас, когда задумалась над ответом, чем же меня так манит архитектура, я неожиданно пришла к этим мыслям.

Дома имеют свою историю... свои тайны, свою красоту. Даже казалось бы весьма уродливое строение, в какой - то момент может открыть тот свой уголок, за который простишь все недостатки. Такие же как и люди. Иногда красивый фасад скрывает прогнившие перекрытия и рухнувшие стены... а бывает и наоборот. Обезличенное, серое здание - а внутри ... заходишь и понимаешь - это место, которое наполнено энергией. Место из которого не хочется уходить. Но в любом строение разобраться мне проще, нежели в людях. Человеческие строение для меня - хуже самоего заковыристого лабиринта. В них я совершенно не разбираюсь.

После моих слов, мы надолго погрузились в молчания. Я уже жалела, что сказала это. Атмосфера легкости и дружелюбия все еще сохряналась, но установилась тишина. Когда уже решила было, что все испортила, Лукас наконец заговорил:

Ты молода, воробей. Слишком молода. И было бы трудно ожидать, что ты будешь видить людей насквозь. Мне жаль это говорить тебе, но еще раз ты ошибешься в тех, кто тебя окружает. И сделать с этим ничего нельзя. Пока не наберешься опыта. Я не буду говорить, что хотел бы избавить тебя от этого. Нет, не хочу. Наоборот, считаю необходимым, чтобы ты совершала ошибки. Горько жалела, злилась и не знала, как поступить. Однако со временем, сможешь научиться избегать. Сможешь, видеть за фасадами людей то, что они скрывают. Через это проходят все. Просто принцесса Вейнов, была слишком долго окружена защитой семьи. Жила своего рода в башне, как Рапунцель, но доступ туда имела все семья и ничего из внешнего мира. Пора взрослеть.

Неужели это так плохо, что мои родные заботяться обо мне? Что же плохого в желание оградить от неприятностей? Защитить? И в данной ситуации.. не думаю, что кто - либо из семьи знал, что собой представляют Каро и Майк. Они бы сказали. Не позволили мне с ними общаться. Я знаю, что сказали бы и ...

В этот момент я осеклась. Мне стало страшно. На губах Лукаса вновь играла ехидная усмешка не обещающая мне ничего хорошего. Казалось он раздумывал, стоит ли мне говорить или нет. Бросив на меня взгляд и как будто приняв решение, он поднялся и отошел к бару. Вернуля с двумя стаканами виски. Протягивая мне, он вновь улыбнулся:

Пей воробей, тебе пригодится.

Вот это "пригодится", сразу же меня напугало. Что еще нового я узнаю? Очередное откровение, которое пошатнет мои устои? Молча, смотря ему в глаза, сделала глоток. Запрокидывая голову, но не отводя взгляда.

Что? Что на этот раз?

Твоя семья... они тоже не так давно выяснили, что из себя представляет Майкл. Братья. Отец и мать - не знают. Возможно, когда ты приедешь, твои родные уже смогут порадовать тебя полнотой информации. Возможно, мне стоило оставить тебя в неведенье, но ты так наивна.

Знают??? Они знают, но ничего не говорят мне? Как это вообще возможно? Неужели хотят, чтобы моим мужем стал Майк? Который будет изменять мне и рассчитывает лишь на мое наследство, а я ему совсем неинтересна? Такой судьбы хотят мне родные? Возможно я заорала бы, пытаясь хоть так выразить свои эмоции. Не знаю, к чему это привело бы в итоге, но...Лукас. Его губы неожиданно накрыли мои. Я даже не поняла, в какой момент он оказался так близко. Легко прикоснулся, слегка прикусил мою нижнюю губу. Его пальцы были на моем подбородке, когда он приподнял мою голову и глядя прямо в глаза сказал:

Хватит разговоров. О твоей семье, несчастном женишке и тебе. Потом - поговорим, если захочешь...

Он захватил меня в плен, с первого прикосновения. Легкие касания, никакого напора, но при этом я ощущала его желание лучше, чем если бы он сказал мне об этом. Его язык полностью захватил в плен мой. Это было похоже на танец. Эротический танец, рождающий с каждым движение желание. Полностью охватившее меня, передающееся от него ко мне.

Я не замечала, что уже давно сама обнимаю его, выгибаюсь, пытаясь прижаться как можно сильнее. Дать ему понять и почувствовать, как сильно мое желание. Как я хочу большего от него… от нас двоих. Хочу наконец – то узнать, как он будет не просто ласкать меня пальцами, но будет двигаться внутри меня. Будет ли боль или удовольствие?

Воробушек… Ники… мать твою… не трогай меня… просто не двигайся.

Он целовал меня и между поцелуями шептал, даже в такой ситуации отдавая приказ, но я не хотела остановится. На этот раз хотела касаться не по его приказам, а по своей воли. В ответ на его слова, я наконец – то решилась просунуть руки под его футболку. Прикоснуться к его коже, исследовать спину, провести ладонями и нерешительно остановится на поясе штанов, не зная, что делать дальше.

Лукас отстранил меня, положив руки мне на предплечья и внимательно вглядываясь в мое лицо, желая там найти возможно какой – то ответ. А может и нет. А я смотрела на него и понимала, что готова… сейчас наконец – то окончательно готова отдаться ему и больше не боюсь. Именно в этот момент страх ушел. Потом может быть и вернется, но сейчас я смотрела на его губы и думала о том, как он целует меня и что еще будет делать. Мысленно уже представляла, как он скользит по моему телу руками и губами. И ощущая неожиданные болезненные спазмы там, между ног. Острые и пронзительные ощущение. Заставляющие меня беспокойно переминаться с ноги на ногу.

Я хотел нежности для тебя, в первый раз… но ты все решила сама.

Когда он произносил эти слова, в его глазах бушевал ураган эмоций. Мне казалось, возможно из – за освещения, что они горят. А этот голос, неожиданно ставший хриплым, обещал мне столько всего. Интонации, с которыми он произнес последние слова…

Закончились нежные прикосновения. Я оказалась в руках взрослого мужчины, захваченного своей страстью. Он снял свою футболку быстрее, чем это, наверное, делают в армии, но с еще большей скоростью стащил мою, тут же расстегивая застежки на лифчике, отбрасывая вещи в сторону и с какой-то небывалой жаждой припадая губами к моей груди. Одной рукой обнял за талию, вторая же была на моей шеи. Пальцы обхватили, слегка надавливая и вынуждая выгнуться, подставляя свое тело под его губы и язык, втягивающий то один сосок то другой, пока в какой – то момент он не укусил. Не больно, но ощутимо и тут же я дернулась, отзываясь на его движение. Очередной пронзающий спазм, вызвавший у меня тихий стон.

Непроизвольно, выгнулась еще сильнее, зарываясь руками в его волосы и прижимая его голову сильнее. Еще… это все что было у меня в голове. Я хочу еще большего. И он знал. Точно чувствовал. И понимал меня лучше, чем я сама. Убрав руку с моей шеи, он переместил обе ниже, подхватывая меня за бедра, и я наконец осознала, какого это быть таким образом в руках возбужденного мужчины. Потому что я чувствовала его плоть, сквозь слой одежды и уже сходила с ума. Толком не понимая своих чувств и эмоций, цеплялась за него, как за последнюю соломинку. Упираясь грудью, которая стала неожиданно болезненной в его грудь. И это было лучше, чем в душе. Это давало ощущения, которых будет сегодня… сейчас, еще больше. Еще острее и жарче.

Он не двинулся с места. Просто держа меня на руках опустился на колени, а потом и вовсе лег, опрокидывая тем самым меня на спину и нависая сверху. Поднял руки, обхватывая мои запястья и заводя мне за голову, перехватив одной рукой и тут же потянулся к моей шеи. Укусы, поцелуи и язык, выводящие на мне узоры. Шея, ключицы, грудь. В то время как второй рукой расстегивал на мне джинсы. В этом не было торопливости. Меня это возбуждало еще больше. Я выгибала спину, приподнимаясь с пола и подставляясь под его поцелуи. Я хотела шептать и кричать… молить о большем. Уже сейчас мне было этого мало.

Лука… я хочу… хочу – бессвязный шепот, срывающийся с моих губ, молящие нотки. Но я больше ничего не могла. Не знала, как взять инициативу, но и терпеть становилось невозможно. Между ног все пульсировало, это была жажда его прикосновений. Жажда его.

И он давал мне это. Приподнялся на руках, окидывая меня взглядом, прежде чем резко сдернуть с меня джинсы, вместе с трусиками. Я осталось обнаженной перед ним. Под его горящими глазами и алчными руками.

Вот теперь, действительно не смей двигаться.

Оставив меня распростертой на полу, он поднялся и двинулся куда – то в сторону кухни. А вернулся уже полностью обнаженным. Открытом моему взглядом и с бутылкой вина.

Ты будешь липкой и мокрой. Не только от вина… но для начала именно от него.

Наклонился, слегка разводя мои ноги и тут же садясь на колени. По-прежнему держа в одной руке бутылку вина, другой коснулся меня. Точно между складок плоти, просто коснулся, замерев на какие – то мгновения, прежде чем начать водить пальцами. Не проникая, нет. Но эти движения… это было как маленькие взрывы. Он двигал рукой и смотрел на меня. Пока не сосредоточился на одной точки. Слегка надавливая и потирая. В какой- то момент возможно даже пощипывая, доводя меня до каких – то граней, за которыми крылось удовольствие… но остановился, ровно в тот момент, когда по телу прошла первая волна, предвестник будущего оргазма.

Поднял бутылку, выливая мне на грудь вино. Холодная жидкость не остудила, а разогрела. Я дернулась, вновь выгибаясь, хныча и тут же он лег на меня. Накрывая мои губы с какой – то звериной страстью. Врываясь в мой рот, захватив в полное рабство мое тело, покорно отвечающее на его скользящие движение. Его плоть упиралась в мою. Горячая, кажется даже раскаленное, а вино еще минуту назад бывшее ледяным, казалось испарилось меж наших разгоряченных тел.

Сейчас… все игры потом, не могу…

Схватив одной меня за волосы, вторую опустил вниз…глаза в глаза…, и он… во мне. Не его пальцы, а член. Огромный и твердый. Пронзающий меня казалось на сквозь. Я вскрикнула при этом едином резком движение и услышала, как он зарычал. Дернулась, пытаясь как – то вырваться, приспособится. Но Лука… он по-прежнему удерживал мои волосы и смотрел. Ни одного слова. Молчаливый и сосредоточенный взгляд. Тяжелое дыхание. И никаких движений. Молчаливое ожидание. Минута, две… А потом слегка отстранился, выходя из меня. Не полностью, но не было облегчения. Я вновь хотела этого чувства… наполненности.

Лука потянулся за бутылкой, которую прежде оставил, вновь выливая на меня вино. Но теперь он полностью вышел из меня и нагнулся, слизывая дорожки, стекающего по моему телу вина. Но дальше…он дотянулся до моей руки и обхватив запястье, потянул вниз, к животу, а потом, вверх. Я касалась сама себя под его управлением. Он вел вверх, и моя ладонь ложилась на грудь, а пальцы сами по себе начинали играть с соском. Вел вниз и я испытывала внутреннюю дрожь, от необычности происходящего. Управляемая им, я касалась саму себя… ласкала себя. Кажется, даже слышала его инструкции…

Все прекратилось неожиданно. Он отбросил мою руку, сам уже лаская пальцами, воспаленную, горящую плоть. То проникая внутрь, то вновь лаская клитор. Пока не опустил вниз голову. Я взорвалась от первых касаний его языка. Продолжая двигать внутри меня пальцами, он касался меня языком. Это было больше, чем я могла представить и вынести. Больше всего, что я ожидала. Взрыв, разрывающий меня изнутри. Заставляющий сокращаться изнутри, изгибаться всем телом, стонать и молить о большем. Еще… но больше казалось бы не вместилось. А он все продолжал, не оставляя в покое мою плоть, терзая, подводя вновь и не давая передыха.

Воробей… ты не представляешь, что делаешь со мной.

Это были его последние слова, прежде чем он переместившись вверх, резко вошел в меня. Не было боли, только ощущение, что это навсегда. Так будет всегда, и я хочу этого. А после я уже не понимала ничего. Резкие движение, достающие казалось всю меня. Пронзающие, раскалывающие мое сознание. Я потерялась в этих ощущениях. Чувствовала лишь, что только что пережитое – это предвестник. Сумасшедший темп, когда все мое тело – было его. Я отвечала ему, сама того не сознавая. Впивалась ногтями в его спину, не понимая этого. Крича от невозможности терпеть, пока меня не накрыло, чем – то настолько огромным, что этому нет названия. Лишь отдаленно понимая, что его толчки стали медленнее, но еще резче. И в последние мгновения ощутила, что – то горячее, разливающееся внутри меня, дрожь, сотрясающую его тело и то, как он опустился на меня. Придавливая, не давая дышать. Но и это было, как нечто сокровенное. Одно на двоих. Объединяющее меня и Луку.

***

Может я уснула, но когда открыла глаза, он уже лежал рядом, на боку и рассматривал меня. Как в кино или в каких – нибудь книгах. Заметил, что я открыла глаза, но ничего не сказал. А я неожиданно испугалась. Нет, ни того, что ему было со мной плохо. Другого… я не знала, что теперь делать и говорить. Как вообще ведут себя любовники? Или мы ими еще не являемся? Нужно ли мне сказать, что было хорошо? А может просто пойти в душ?

В следующий раз, это будет иначе.

Иначе? Но… я …мне

Он поднял руку и приложил палец к моим губам, заставляя замолчать.

Я не планировал этого на полу. Хотел, чтобы твой первый раз, произошел все же на кровати. Думал мне хватит выдержки. Но ты воробушек… Сейчас, ты пойдешь в душ, одна. А я схожу тут внизу. После, мы все же поужинаем, а потом…

Вот эти его указания… я сразу перестала бояться или стесняться. В таких простых словах, он смог меня успокоить больше, чем если бы вел долгие беседы. Но прежде чем подняться, я все же решилась и потянувшись, коснулась уголка его губ, щеки, прежде чем вернуться и поцеловать уже иначе. Так как он. Захватывая в плен его губы и язык. И получая ответ, которого так хотела. Даже больше, он вновь уложил меня на спину и обхватив мое лицо руками, целовал меня в ответ. Только теперь, я уже не боялась, и сама слегка оттолкнула его:

Душ… я пошла в душ, и я страшно голодная.

И он отпустил меня. Неохотно, но отпустил, однако улыбался. Так, будто выиграл приз.

Иди, малыш. И когда по твоему телу будет стекать вода, подумай о том, что утром, ты будешь совсем измотана и мыть тебя буду я.

Глава 20 (Июль 2003)

ИЮЛЬ 2003

Бывают же сны? Которые длятся больше, чем несколько несчастных часов ночи? Когда просыпаешься, но все еще находишься там, в этом чудесном сне. И нет больше страха открыть глаза. Никакого ужаса, что очнувшись от тяжелого, беспокойного сна утром, вновь нахлынут мысли о собственной никчемности, бесполезности. Теперь это было не обо мне. Я просыпалась счастливой и засыпала такой же. Мне хотелось кружиться от счастья. Рассказывать каждому, кого видела, как хороша оказывается жизнь и при этом молчать, стараясь сохранить эти минуты только для себя. Все оказалось настолько просто, что даже не верилось.

Волшебное время и место, в котором я оказалась благодаря Лукасу. Из которого не хотелось уезжать, так как возвращение в реальность грозило лишить меня того спокойствия и счастья, что подарил мне он. Не просто подарил, а вывел меня на совершенно иной путь. Тот, на котором не было предательства и обиды. Не было сожалений о собственной никчемности. Была только Я. Девушка, которая может возбудить мужчину и мужчина, которой сводил меня с ума. Каждый день и час нес что – то новое. Возможность подойти и просто так устроится у него на коленях, слегка потираясь носом о его плечо, ластясь, как щенок. Или же его поцелуи и не только в губы, а в любое место: лоб, ладонь, спина. Это улыбка, с которой он иногда просыпался и которая так меняла его. Нежность, которую он проявлял ко мне, забота и страсть. Дикая, сумасшедшая. Все мое тело было в синяках, и они только прибавлялись, но при этом во мне было какое – то чувство гордости от их наличия. Как отметка, что он настолько не контролирует себя, что не может сдержать силу. А иногда он целовал их… касался губами и шептал, что я не смогу носить мини, потому что иначе, все мои ноги будут синие. Не одену глубокое декольте, он оставит свои метки. Не хочет, чтобы кто – то видел слишком много моего тело. Это только его. Даже не мое, а именно его. И вся я его.

Эти моменты… я чувствовала, что люблю его. Видела наконец – то разницу, между придуманной глупостью и настоящим чувством. Пусть сказка, но это была реальность. В которой у меня был мужчина, за которого, наверное, убила бы любая женщина. Он учил меня всему что знал. Рассказывал мне где бывал, какие блюда любил. Я узнала, что он верит женщинам, но так и не открыл причин этого. Но все это было неважно в сравнение с тем, что он верил мне. Пусть не говорил, но я чувствовала это.

За одну неделю с ним, я получила больше чувств и эмоций, чем некоторые, наверное, за год. Открыла в себе совсем другую девушку, и именно эта девушка, не хотела уезжать. Молила остаться еще ненадолго, но только про себя. Есть жизнь, от которой невозможно уйти. И там, в этой реальности, готовилась моя свадьба. Которую я собиралась отменить сразу же по приезду. Наконец – то была к этому готова. Как и спросить братьев, почему они молчали. Почему ничего не сказали. За несколько дней, во мне произошло столько перемен, во многом удивительных. Но радующих меня. Возможно, все дело было в поддержки, что я ощущала теперь. Пусть Лука и не сказал этого на прямую, но я понимала, что дорога ему. Не просто игрушка, развлечение на неделю. В тайне, я позволила себе надеяться, что он ответит на мои чувства. Может не сразу, но к нему придет любовь. Это была не мечта, а фантазия, в которую так легко поверить, пока мы вдвоем, практически отрезаны от прочего мира.

Но все имеет свое начало и конец. Так же, как и эта поездка. В день отъезда, мне было тяжело сдержаться. Почему – то очень хотелось реветь. Забиться в угол и выть. И жаловаться как маленький ребенок, у которого отнимают любимую игрушку. И этой игрушкой был Лукас… нет не игрушкой, а мои утешением и спасением. Я не могла представить, что завтра проснусь и не увижу его. Не услышу запах кофе, которое приготовил именно он, не коснусь его губ, прежде чем сделать первый глоток. Не будет больше рассказов и его лица, такого расслабленного в иные моменты, очень юного и совсем иного, когда он касался моего тела. В эти момента, я вновь видела того мужчину, что привез меня сюда. Который обещал мне многое показать и ему это удалось. Он вместил целый мир в этот небольшой дом. Но не только в дом. Он показывал мне страну. Места, которые полюбились ему, в те несколько недель, что он жил здесь как- то. Рассказывал об обычаях, о том что происходило в стране в прошлых веках. Вспоминал какие – то забавные случаи, наполняя меня ощущением, что мы – пара. Самая обычная. Когда знакомишься и постепенно узнаешь друг друга. Когда нет прошлого, в котором он – открывал глаза мне, на мою глупость и наивность.

И все же, нужно было сдержаться. Мне не хотелось последних воспоминаний с ним, в которых я буду рыдать как дитя, вынуждая его утешать меня и баюкать. Но это было не то прощание, что дало бы мне утешение в дальнейшем, когда уже ничего не останется от этой недели, кроме памяти. Во мне жила твердая уверенность, что наши пути разойдутся, навсегда. Не знаю на чем основанная, но не смотря ни на что, я знала, что дальше ничего не будет.

Вновь машина и самолет. Но на этот раз – иначе. Без молчания и моей настороженности. Нет, это было… весело. Действительно весело. Еще одна история, прикосновения, его смех. А в самолете – страсть. Дикая, сумасшедшая и всепоглощающая. Он утащил меня в спальню, как только мы взошли на борт, набрасываясь на меня так, словно был без женщины годами. Разрывая в клочья на мне одежду. В считанные минуты я оказалась обнаженной и прижатой к полу его телом. С опаленными его поцелуями губами. Яростно терзающими мои губы. Его руки сжимали меня как тисками. Я не понимала, когда и как он успел скинуть джинсы, но на разгоне самолета, я ощутила, как он входит в меня. Дико, немного болезненно, как будто оставляя на мне свой отпечаток. Для меня все сливалось в один момент, в одну точку, все было там, в его глазах, когда он входил в меня, раз за разом приближая мой оргазм.

Это было какое – то сражение. Битва, в которой не было проигравшего. Он вёл, и я подчинялась его рукам, словам, ему самому. Отдавала все что было во мне, лаская так, как ему нравилось и слыша его хриплые стоны, повторяющие мои.

Сумасшедший полет… когда самолет приземлялся, мы все еще были обнаженными, расслабленно лежащими на полу около кровати.

Я отвезу тебя домой – первые слова, которые он произнес о нашем будущем. В них я услышала свой приговор. «Отвезу домой», и больше ничего. Никаких предложений о встречах в будущем, черт, о чашке кофе.

Это еще не было больно, так слегка кольнуло. Давая понять, что как только останусь одна, меня охватит разочарование – в себе. Даже этого оказалась недостойна. Чашки кофе. Еще одной встречи. И вся приобретенная уверенность испарится в один миг. Не сейчас, но да…

Не отвечая, я поднялась наконец с пола и потянулась к сумке, благо она была здесь. Сдерживаясь, стараясь не выдать свою обиду, молча одевалась, не обращая внимания на него. Даже не слыша его слов, пока неожиданно не оказалась в его объятиях. Он обхватил меня сзади, прижимая к себя двумя руками, после чего наклонил голову и поцеловал в макушку:

Ты все же идиотка. Тебе нужно появится дома. – он говорил мне это по-прежнему удерживая спиной к себе, даже когда я попыталась развернуться, чтобы посмотреть или спросить или, но он не давал. Просто молча обнимал меня какое – то время, как будто, что – то решая для себя.

Я купил дом. Вечером, ты должна быть у ворот. В десять… и да, воробей… советую взять с собой сумку с вещами.

Мне показалось, что я ослышалась. Что это лишь игра воображения. Невозможная реальность, в которой мои желания не просто воплотились, но превзошли все ожидания. О таком… о таком я даже и подумать не могла. И была готова парить, петь… даже танцевать от радости. От кома счастья, что он обрушил на меня только что. Это было гораздо больше, чем чашка кофе. Даже больше, чем еще одна ночь. Мечта, ставшая возможной.

Все остальное было как в тумане. В своей эйфории, я не заметила, как он отошел, не поняла в какой момент, моя сумка оказалась в его руках, а сама я спускалась по трапу уже оказывается. Очнулась, лишь в тот момент, когда садилась на заднее сиденье. И очередной прилив радости, он сел рядом со мной. Еще несколько минут. Уже не последних, но так необходимых мне. Рядом с ним. Ощущая его запах, его тело. Слыша его голос, когда он говорил по мобильному, которой взорвался чередой звонков, стоило лишь включить его. Свой активировать я пока так и не решилась. Не хотела звонков Майкла. За все это время, стоило мне включить телефон, чтобы позвонить маме и сказать, что жива, приходилось пробираться сквозь неумолкающие вызовы от жениха.

Лукас как почувствовал, что я вспомнила о Майкле. Закончив разговор, поставил телефон на беззвучный режим, прежде чем пальцами приподнять мой подбородок, вглядываясь в лицо:

Ты приедешь домой и сразу же поговоришь с мамой. Скажешь, что свадьба отменяется. Женишку можешь смску послать. Но одна ты с ним встречаться не должна. Мне конечно хочется, чтобы ты умела противостоять ударам жизни, но только посмей встретится с этой падалью одна.

Смотрела ему в глаза, не веря своим ушам. Он мне приказывает? Запрещает? Хотела возмутится, но он не дал, накрывав мои губы своими пальцами, с какой – то непередаваемой нежностью в голосе продолжил:


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная